22.08.2012

Обесценивание звания гроссмейстера

В известной мере увеличение числа носителей званий гроссмейстера и мастера — естественное следствие распространения шахмат.

Р. Шпильман подчеркивал, что дикая погоня за званием мастера привела к тому, что не только националь­ные, но и областные, и окружные, и даже районные шах­матные организации стали раздавать мастерские звания.
Однако вскоре этот бум прекратился. ФИДЕ еще не было, и юридически официальных шахматных званий не существовало. Поэтому через некоторое время о «липовых» мастерах забыли.

В СССР существовала четкая и строгая система квали­фикации шахматистов. Звание мастера было учреждено в 1925 году. А в 1934 году произвели проверку мастеров, в ре­зультате которой тринадцать шахматистов — Выгодчиков, Готгильф, Вл. Кириллов, А. Куббель, М. Мако­гонов, Модель, Розенталь, Рохлин, Сергеев, Силич, Созин и Н. Сорокин были даже лишены мастерского звания.

О появлении в шахматах звания гроссмейстера и первых его обладателях было сказано выше.

После законодательного акта ФИДЕ (учреждения зва­ния гроссмейстера) в течение двух десятилетий междуна­родная система квалификации работала успешно, твердо придерживаясь установленных правил.

Однако, начиная с 70-х годов XX столетия, на первых порах медленно, а затем ускоряясь с огромной силой, стали нарушаться или меняться правила и нормы. Постепенно нарастал «апельсиновый» вал.

М. Эйве был президентом ФИДЕ в период с 1970 по 1978 год. Он выдвинул лозунг «Каждая федерация долж­на иметь своего гроссмейстера». Заметим, что это был не только и не столько призыв к развитию шахмат в стра­нах Азии, Африки и Америки. Главная идея М. Эйве заключалась в создании противовеса мощи совет­ских шахмат.

С 1982 года в течение двенадцати лет ФИДЕ руководил Ф. Кампоманес. При нем были установлены дальнейшие послабления квалификационных нормативов. Будучи в 80-е годы вице-президентом ФИДЕ, я пытался ограни­чить инфляцию званий. Например, выступал против учета результатов большинства опен-турниров и практики при­своения званий за прошлые заслуги. Но безуспешно. На­циональные федерации многих стран почувствовали «вкус» облегченных нормативов и горой стояли за новые правила. Надо сказать, что популистская политика Ф. Кампоманеса преследовала иные, нежели у М. Эйве, цели. Он старался защитить ФИДЕ (и, естественно, свое руководящее поло­жение) от острой критики и многочисленных атак со сто­роны Г. Каспарова и его приверженцев.

Благодаря широкой поддержке национальных феде­раций развивающихся стран Ф. Кампоманесу удалось одержать победу на выборных Конгрессах ФИДЕ в 1986 г. (Дубай) и 1990 г. (Нови-Сад).

После того как атаки Каспарова были отбиты, каза­лось, что можно упорядочить квалификационные дела. Но джинн был выпущен из бутылки.

Возможно, у следующего президента ФИДЕ К. Илюм­жинова все же были шансы обуздать «апельсиновый вал» в первые годы своего правления. Требовались решительность и готовность жестко противостоять организаторам опен-турниров и ряду национальных федераций.

Но ФИДЕ предпочла не вмешиваться. Аналогичную позицию заняла Российская шахматная федерация. В ре­зультате темп инфляции еще более вырос. Сегодня можно констатировать, что пространство высшего шахматного общества окружено не отдельными апельсиновыми дерев­цами, а обширными, бурно разрастающимися апельсино­выми рощами.

Что же дальше?

Если все оставить без изменений, то недалек день, когда число международных мастеров и гроссмейстеров перева­лит за пятитысячную или десятитысячную отметки. Тогда эти звания вряд ли будут употребляться. Они просто ока­жутся лишними.

Так что вполне вероятно, что скоро шахматный мир ли­шится своих мастеров и гроссмейстеров. А жаль!
©Крогиус

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...