22.08.2012

Шахматы, вино и трезвость

Абсолютных трезвенников среди шахматистов я не встречал. Даже М. Ботвинник в 80-е годы не чурался под­нять рюмку-другую... Вспоминаю московскую квартиру М. Ботвинника на 3-й Фрунзенской улице. Мы втроем, еще был тбилисский друг Михаила Моисеевича Гиа Надареишвили, «дегустируем» чудесное кахетинское вино, которое он привез.

С вином и шахматами связано немало историй — весе­лых и, увы, не очень...

Когда-то рядом с Ленинградским шахматным клубом имени М.И. Чигорина находилась знаменитая столо­вая № 6. Там недорого и вкусно готовили, разрешали ку­рить и распивать спиртные напитки. Вместе с тем столовая никогда не опускалась до уровня «забегаловки», а искусно поддерживала репутацию уютного места встреч деятелей театра, спорта и коммерции.

Однажды, наверное, в конце 40-х или в начале 50-х го­дов, за дружеским столом находились гроссмейстер Алек­сандр Толуш, известный судья Михаил Волковысский и мастер Константин Кламан. О Кламане сейчас мало знают.

Скажу, что это был талантливейший шахматист, который мог выиграть у любого соперника. Его оригинальные за­мыслы принесли ему победы над П. Кересом, В. Смысло­вым, Г. Левенфишем и другими корифеями.

К. Кламан служил в МВД и являлся одним из старших офицеров пожарной охраны Ленинграда. Добавлю, что происходил он из обрусевших финнов, был упрям, благо­роден, остроумен и любил выпить.

В какой-то момент застолья А. Толуш, любивший под­начить, «завести» других, сказал: «Костя, ты — большой пожарный начальник, но что ты можешь? Слабо тебе вы­звать к нам сейчас пожарную машину!» — «Могу, — отве­тил Кламан, — но зачем?»

После следующей рюмки разговор на ту же тему возоб­новился. Кламан, задетый недоверием друзей, направился к телефону. Вернувшись к столу, он заявил: «Машину я вызвал. Только вам, дорогие мои, придется нести боевое дежурство!»

Вскоре к столовой подкатил огромный пожарный ав­томобиль. По команде Кламана бойцы пожарной охраны схватили Толуша и Волковысского, надели на них каски и брезентовые плащи и усадили на места. С включенной си­реной машина выехала на Невский проспект и понеслась по направлению к Московскому вокзалу.

Впоследствии Толуш и Волковысский не распространя­лись о впечатлениях, полученных во время несения «бое­вого противопожарного дежурства», а Кламан исчез на две недели — его посадили на гауптвахту.

©Крогиус

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...