22.08.2012

Ничья в партии на заказ

Нередко обстоятельства складываются так, что вы­бора практически нет — цель жестко определена: надо обязательно выиграть в одном случае или добиться, как минимум, ничьей в другом. Недостижение указанных целей может означать крушение планов более крупного масштаба, относящихся к итогам выступления шахматиста в каком-либо соревновании. Остановимся подробнее на рассказе о данных ситуациях.

Перед последним туром XII первенства СССР (Моск­ва, 1940) сложилась любопытная ситуация. Впереди был И. Бондаревский, на очко опережавший А. Лилиенталя и В. Смыслова. И как раз в заключительном туре должна была состояться встреча А. Лилиенталь — И. Бондаревский.


Интересны комментарии А. Лилиенталя к этой встрече. Он писал: «Как известно, эта игранная в последнем, девят­надцатом туре партия решила судьбу первых мест в турни­ре. Бондаревский имел на очко больше, и я, чтобы догнать его, должен был выиграть эту партию. Но поскольку отчаянная игра на выигрыш почти всегда приводит к поражению, я решил стремиться к сложной позиции закрытого типа, без тактических возможностей, выгодных для острокомбинационного сти­ля Бондаревского».

К словам Лилиенталя добавим, что перед его против­ником стояла другая, казалось бы, менее сложная зада­ча — добиться ничьей. И. Бондаревский запланировал достичь желаемого результата бескровным путем, и вполне понятен выбор им крепкого, но довольно пассивного так называемого разменного варианта во французской защи­те. Такой характер борьбы не соответствовал стилю игры И. Бондаревского в те годы. И опасения А. Лилиенталя о возникновении на доске тактических осложнений оказа­лись неоправданными.

И Бондаревский решил играть последнюю партию как раз в том духе, который так стремился навязать ему про­тивник. Насколько правильной оказалась подготовка со­перников, показывает течение партии. И. Бондаревский потерпел поражение. Каковы же главные причины неудачи? Еще раз окинем взглядом эту партию. Дебют — И. Бондаревский сознательно изби­рает пассивный вариант, предоставляя противнику полную свободу в развитии инициативы. Дальнейшая игра чер­ных проходит по схеме: «чем меньше врагов, тем лучше». Поэтому, невзирая на постепенное ухудшение позиции, фигуры менялись одна за другой. Это позволило А. Лили- енталю малыми, но активно расположенными силами ор­ганизовать решающий штурм. Попытка черных отсидеться за крепостными стенами не помогла. И в конце концов не количество оборонительных фортов определило исход борьбы, а главное направление мысли, заключавшееся в девизе: «Не тронь меня, и я тебя не трону».

Как-то А. Нимцович заметил: «Угроза сильнее ее ис­полнения». Эта фраза имеет глубокий смысл. Ибо, мечтая только о безопасности, шахматист намеренно отвергает собственные активные помыслы и обедняет свою игру. В эти моменты страх и неуверенность становятся неизмен­ными спутниками подобного настроения.

А воодушевленный партнер тем временем осуществляет дерзкие набеги, отражать которые без встречных выла­зок становится все труднее. Хотя дрогнувшее войско еще сопротивляется, но осадные орудия неприятеля таранят последние защитительные рубежи. И вот — побежденный удрученно подписывает бланк, сдавая партию. Желанная ничья не получилась!

Да, отдаваясь на волю волн, а вернее, на волю против­ника, трудно причалить к берегу. Да, и за ничью надо бо­роться, ее надо еще завоевать! И легче — в полнокровной борьбе.

Поучительными примерами правильной психологиче­ской установки служат партии М. Ботвинника. В матчах с  Бронштейном (1951) и  Смысловым (1954) счет перед последней партией был 11 1/2: 11 1/2. Ничья сохраняла за М. Ботвинником звание чемпиона мира.

Решающая партия началась. Д. Бронштейн, лукаво улыбнувшись, двигает ферзевую пешку вперед. В зале тихо. Многие гадают, какую дебютную систему изберет М. Ботвинник. Слышится голос: «Будет ортодок­сальная защита. В ней, правда, черным надо долго защи­щаться, зато позиция крепкая. Этого Ботвиннику сегодня и надо».

Но нет! Уже первые ходы опровергают прогноз. На доске острый, напряженный вариант, вошедший в теорию под на­званием «вариант Ботвинника». Чемпион мира смело бросил противнику вызов, как бы утверждая: «Хотя ничья желанна, но просить о ней я не буду. Я в силах ее добиться сам!»

Пусть читатель поймет нас правильно. Мы вовсе не хороним ортодоксальную защиту, которую избирали и Эм. Ласкер, и Х.Р Капабланка. Но дело в том, что М. Ботвин­ник эту систему развития очень редко применял в своей практике. А из своего репертуара чемпион мира выбрал надежное, детально им проанализированное и, пожалуй, самое агрессивное продолжение!

Какая-то обреченность замечалась в действиях армии белых. То ли вспоминался неудачный бой в предыдущей, двадцать третьей партии матча, то ли выводила из рав­новесия хладнокровная, четкая, не дающая передышки контратака черных. Развязка не замедлила последовать.

Добившись выигранной позиции, чемпион мира «на вся­кий случай» предложил ничью. Она была принята.

Примерно в таком же плане развивалась и встреча М. Ботвинника с В. Смысловым. Правда, на этот раз у чемпиона мира были белые, и ему легче удалось навязать противнику оборонительное сражение.

Заметим, что изучение данной психологической ситуа­ции и выработка рациональных методов действия — зада­ча, не потерявшая актуальности и ныне, много лет спустя.

В современных шахматах рекордсменом среди неудач­ников, так и не добившихся желанной ничьей, следует назвать венгерского гроссмейстера П. Леко.

Особенно памятны его проигрыши В. Крамнику в матче 2005 г., когда он лишился надежд на завоевание мировой шахматной короны, и Б. Гельфанду (Джермук, 2009).

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...