23.08.2012

Психологическое воздействие на соперника

Конечно, главным средством воздействия на против­ника во время игры являются собственные ходы на доске, их сила и точность. Однако нередко в качестве важного сопутствующего или даже основного фактора влияния на психологическое состояние и игру соперника выступают внешние особенности поведения другой стороны.

Понимая влияние внешних факторов на игру, многие шахматисты сознательно используют определенные пове­денческие приемы для негативного воздействия на сопер­ников.

Знаменитый испанский шахматист Хуан Рамирес Лусена еще в 1497 (!) году рекомендовал: «Усаживайте своего парт­нера так, чтобы ему мешал свет». Позднее на смену наив­ным советам Лусены пришли более изощренные приемы.

Похожую «арию» отчаяния пропел, и также удачно, Я. Юхтман в партии с Л. Шамковичем (1963).

Стремление достичь успеха любыми средствами иногда сопровождалось действиями, которые иначе как хулиган­скими не назовешь. Так, в чемпионате Украины 1937 года Е. Корчмар запер партнера — Е. Поляка в туалете. Так он добыл очко и стал одним из призеров первенства. Удиви­тельно, что он не понес наказания.

Громким скандалом ознаменовался претендентский матч между Т. Петросяном и В. Корчным (Одесса, 1973). У Т. Петросяна была встречающаяся у многих шахмати­стов привычка — в моменты волнения перебирать ногами под столом. Потом В. Корчной говорил, что он попросил соперника остановить «бег на месте». Но тот этих слов не расслышал. Тогда, по свидетельству судьи матча Б. Крапи- ля, разъяренный В. Корчной попытался «самостоятельно навести порядок». Впоследствии, В. Корчной, правда, го­ворил, что «драки под столом не было».

Однако возник шумный и некрасивый скандал. Конеч­но, В. Корчной должен был своевременно обратиться со своими претензиями к арбитру соревнования, а не «наво­дить порядок» своими силами.

Спустя восемь лет, в матче на первенство мира с А. Кар­повым в итальянском городе Мерано, тот же В. Корчной во время игры грубо оскорбил соперника. Увы, и на этот раз проступок не был наказан должным образом.

Впрочем, случаи подобного рода являются редкими исключениями и обычно строго пресекаются. Примером тому служит дисквалификация в свое время мастеров В. Тарасова и Я. Юхтмана.

Не столь тяжким проступком, хотя и достаточно ясным показателем бескультурья, является отказ от рукопожатия в начале партии. Некоторые полагают, что этим они демон­стрируют превосходство над противником. На самом деле они вызывают презрение к себе.

Довольно распространенным способом воздействия яв­ляются разного рода обращения к сопернику. Хотя шахмат­ным кодексом разговоры во время игры запрещены, тем не менее они имеют место.

В качестве примера укажем на ранее описанный эпизод из партии Гуфельд — Крогиус (Москва, 1967), в котором обращение «считай ходы» преследовало очевидную цель воздействия на соперника.

Верным средством вывести противника из равновесия нередко является предложение ничьей. Особенно эффек­тивен этот прием против натур, отличающихся боевито­стью и против более сильных соперников.

Укажем и на другие приемы психологического воздей­ствия.

Памятна 3-я партия матча Спасский — Фишер (1972). Р. Фишер настаивал, чтобы игра была бы проведена в за­крытом помещении. Как подтвердилось позд­нее, реакция Б. Спасского на решение данной проблемы сыграла важную роль в ходе матча.

Смена помещения не имела большого зна­чения, но за этой акцией стоял психологический подтекст. Конечно, Р. Фишеру было неприятно появляться на публике при счете 0:2. Но не менее важно было то, что смена помещения означала определенный выигрыш в пси­хологической дуэли с противником.

Уступки другой стороны были необходимы для об­ретения чувства собственной уверенности. А Спасский, несмотря на возражения тренеров, согласился с требова­ниями Фишера. Эту партию Б. Спасский проиграл. Его уступка имела далеко идущие последствия.

Мы привели этот пример, чтобы напомнить: в психо­логическом противоборстве нет вакуума. Отступление од­ной стороны вызывает захват «покинутого пространства» неприятелем. Поэтому отступать можно лишь тогда, когда вынужден к этому.

Р. Фишер писал: «Я вижу свою главную задачу в том, чтобы подавить «эго» соперника». Как-то Т. Петросян справедливо сказал: «Фишеру нельзя уступать даже в ме­лочах».

Читатель мог заметить, что шахматное противоборство вольно или невольно (скорее первое) стимулирует развитие делового нахальства или, выражаясь более тактично, уров­ня притязаний индивидуума.

«Попросил (или заставил) — дали, уступили». Но на этом запросы, как правило, не исчерпываются. Для дости­жения успеха обычно выдвигают новые требования, чтобы вынудить противника к новым уступкам.

Опоздания на игру иногда сознательно использовали для оказания психологического давления на соперника и демонстрации собственного превосходства («Для меня, мол, не важна потеря нескольких минут — а твой удел ждать, когда я соизволю появиться»).

Опоздания на игру, как прием внешнего воздействия на противника, неоднократно применял Эм. Ласкер. Причем преимущественно против впечатлительных натур. Так, на турнире памяти М.И. Чигорина (Петербург, 1909) он опоздал на партию с К. Шлехтером (на 30 мин), с Ф. Дуз- Хотимирским (на 12 мин), С. Тартаковером (на 10 мин), А. Берном и Ж. Мизесом (по 5 мин).

Пример Эм. Ласкера в разное время использовали А. Нимцович, Р. Файн, Г. Штольц и, наконец, Р. Фишер в матче против Б. Спасского (Рейкьявик, 1972). Нарочитые опоздания соперника раздражали Б. Спасского, и в середи­не матча он решился на контрмеры.

На партию Б. Спасский приехал вовремя, но не вышел на сцену, а остался в комнате отдыха за кулисами. Через три минуты после включения часов появился Р. Фишер, игравший белыми.

Р. Фишер был весьма удивлен отсутствием соперника. Помню, как он недовольно «крутил» головой, оказавшись в непривычном одиночестве за игровым столиком. Через пару минут вышел Спасский. Партнеры пожали друг другу руки. Игра началась. После этого эпизода Р. Фишер боль­ше не опаздывал.

Правда, теперь этот прием воздействия устранен — ФИДЕ ввела справедливое правило, по которому опозда­ние на игру карается зачетом проигрыша.

Таковы некоторые из поведенческих приемов борьбы, применяемых во время игры. Полная корректность многих из них сомнительна. Но на практике они пользуются за­метным спросом.

Добавим, что использование указанных поведенческих приемов способствует развитию таких качества, как скрыт­ность, хитрость и подозрительность.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...