22.08.2012

Выигрыш партии на заказ

Разнообразны перипетии турнирной и матчевой борь­бы. Нередко возникает ситуация, когда, как говорится, отступать некуда. — необходима только победа. Но одного желания мало, нужно и умение побеждать. Может быть, подготовленность, теоретическая и техническая вооружен­ность шахматиста решают успех дела, подумает читатель. Мы не будем оспаривать роль знаний, а отметим лишь, что часто примерно равные по классу игры и опыту соперники с далеко не одинаковой силой проводят решающие встре­чи. Любители шахмат помнят, как П. Керес у самой фи­нишной ленточки, победив М. Тайманова в XIX первенстве СССР и Г. Барца на Будапештском международном турни­ре 1952 года, стал первым в этих напряженных состязани­ях. Но не скоро забудутся и обидные срывы Б. Спасского в партиях с М. Талем и Л. Штейном из заключительных туров XXV и XXVIII чемпионатов страны.

Не будем копаться в подсчетах, сравнивая, на сколько микронов П. Керес был тогда сильнее Б. Спасского или наоборот, — важно другое: один из гроссмейстеров показал умение бороться и побеждать в критический момент, а дру­гой не проявил эти качества.

А что это такое — умение побеждать?

Здесь не обойтись только дебютной эрудицией и про­никновением в тайны стратегии. Здесь не менее важна так называемая психологическая настройка характера, моби­лизующая волю и чувства шахматиста на ответственное испытание.

На шахматной доске чрезмерное возбуждение проявля­ется в лихой игре «ва-банк», когда атака ведется, невзирая ни на что. Активность подобного рода немногого стоит. Обычно наступление, не подготовленное достаточными позиционными предпосылками, быстро захлебывается, и «коварный» соперник без особых хлопот громит зарвав­шуюся армию.

Партия Ю. Авербах — П. Керес состоялась в последнем туре XVIII первенства СССР В предыдущий день П. Керес проиграл Т. Петросяну, причем имея большое преимущест­во, и теперь его догнали А. Толуш и Л. Аронин. Оснований для огорчений, как мы видим, у П. Кереса было более чем достаточно. И вот он садится за доску с Ю. Авербахом. Нас не интересует сейчас подробный анализ этого энд­шпиля. Важно другое: каковы основные причины победы П. Кереса? Ответ заключен в реализме, объективности его игры. Эстонский гроссмейстер показал, что когда возни­кает объективно равная позиция, бояться ее не стоит, ибо равное положение выиграть легче, чем худшее. Главное — бороться до конца, ставить перед противником все новые и новые задачи. Конечно, не сделай Ю. Авербах пару про­махов — он не проиграл бы. Но его ошибки не случайны.

По-видимому, Ю. Авербах рассчитывал, что партнер не выдержит, где-то зарвется и поэтому не очень аккуратно маневрировал своими фигурами. А вышло, что здравый смысл, хладнокровие и умение использовать минимальное преимущество оказались лучшими рецептами в игре на выигрыш.

Однако не всегда цель достигается сравнительно глад­ко. Игра на выигрыш в творчестве М. Таля, Р. Фишера и Г. Каспарова сопровождалась порой чрезвычайно острыми моментами, в которых вряд ли можно было обнаружить общепринятый здравый смысл.

Но противоречия здесь нет. Вообще играя в шахматы, а особенно при игре на выигрыш, шахматисту следует стре­миться проявить сильнейшие стороны своего стиля игры, а не сковывать себя какими-то едиными советами или за­претами.

Поэтому Х.Р. Капабланка, А. Алехин, А. Карпов или Г. Каспаров по-разному играли на победу — каждый со­гласно своему стилю игры и благодаря этому очень часто добивались успеха.

Итак, на вопрос — как же играть на выигрыш? — уни­версальный ответ вряд ли может быть найден.

Мы ограничимся, обращаясь к читателю, лишь про­стым пожеланием — играйте в обычной вашей манере, как всегда — даже чуть лучше, ответственнее, чем всегда! Не копируйте слепо опыт других шахматистов. Постарайтесь мобилизовать волю, эмоции, но оставайтесь самим собой.

Кроме описанных (кстати, ситуацию «нужно выиграть» можно было бы назвать ситуацией «все или ничего») име­ется несколько других типичных положений. Это реакция на проигрыш, особенности игры с аутсайдером и лидером, игра на финише и др.

Любопытно, что подобные шахматные ситуации по сво­ему психологическому содержанию сходны с явлениями из других видов человеческой деятельности.

Как-то в разговоре со знаменитым футбольным трене­ром В. Лобановским я коснулся этой тематики и встретил и понимание, и живой интерес. Оказалось, что В. Лобанов- ский среди футбольных ситуаций выделял сходные (напри­мер, «все или ничего» или «хочу ничью») и соответственно настраивал игроков.

Наличие разнообразных вариантов тактики не осво­бождает шахматиста вообще от планирования результата. Нельзя играть по принципу «как получится». Один из­вестный гроссмейстер пытался подкрепить этот принцип следующим аргументом: шахматист несет ответственность за качество своей игры, а не за ее результат. Это ошибочное мнение. Оно дезориентирует шахматиста, тормозит разви­тие его мастерства. Результат партии или соревнования — неотъемлемая составная часть шахматной деятельности. Отрицание спортивного элемента в шахматах приводит к обеднению творчества.

Как показывает опыт, стремление к достижению опре­деленного результата стимулирует творческую активность шахматиста. Тренировочные партии и партии, прове­денные в условиях, когда шахматист не заинтересован в результате, как правило, значительно уступают по содер­жательности и оригинальности замыслов партиям, сыг­ранным в обстановке напряженной борьбы. Блюменфельд справедливо отмечал, что ответственные состязания спо­собствуют максимальной заинтересованности и вовлечен­ности всей личности в мыслительный процесс.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...